Вход Господень в Иерусалим

«Придите и будем подражать исшедшим в сретение Господу, не одежды и ветви распростирая по пути Его, но, насколько возможно, сами смиренным духом и правым сердцем, приемля в себя грядущее Слово, вмещая в себе нигде не вместимого Бога. Это приятно Тому, Кто нисшел ради нас, чтобы тесным соединением с нами возвести нас с Собою. Поставим самих себя у Ног Христа, облеченными вместо одежд в благодать Его или в Него Самого, ибо “все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись”. Будем ежедневно говорить священные слова, поднимая ветви души: “Благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!”» (преподобный Андрей Критский)

Вход Господень в Иерусалим (Неделя ваий, Вербное воскресение) — двунадесятый праздник, который совершается в шестое воскресенье Великого поста и установлен в воспоминание торжественного входа Господня в Иерусалим. Праздник этот переходящий, то есть дата его каждый год меняется и зависит от Пасхи.

Праздник Входа Господня в Иерусалим известен с первых веков христианства. Уже в III веке его упоминает в своем поучении святитель Мефодий Патарский. Святые отцы Амвросий Медиоланский и Епифаний Кипрский, жившие в IV веке, в своих проповедях говорят о том, что праздник совершается торжественно, множество верующих идут в этот день торжественным крестным ходом с ветвями в руках. В России праздник называют Вербным воскресеньем, что связано с тем, что пальмовые ветви в России и других странах с холодным климатом заменяли на вербы. Первое упоминание об использовании вербы в богослужении находят в Изборнике Святослава.

 Торжественному входу Господа в Иерусалим предшествовало чудо воскрешения Лазаря из Вифании. Трогательный рассказ об этом событии мы находим в Евангелии от Иоанна. Когда Лазарь заболел, его сестры Марфа и Мария тотчас же послали сказать об этом Спасителю. Лазарь вскоре умер и был похоронен, и только спустя четыре дня Господь пришел в Вифанию. «Господи, если бы ты был здесь, не умер бы брат мой!», — сказала Марфа. Спаситель ответил, что Лазарь воскреснет, и пошел к пещере, где тот был похоронен. Когда отвалили камень, Господь помолился, и затем громким голосом воззвал: «Лазарь, иди вон!» И опутанный погребальными пеленами Лазарь вышел из гроба, в котором пролежал четыре дня.

Господь и раньше воскрешал умерших, вскоре после смерти. Но это чудо особенно потрясло всех присутствовавших, ведь от умершего уже исходил запах тления, он был погребен и несколько дней пролежал во гробе. Многие, видевшие и слышавшие об этом событии, уверовали во Христа.

Когда на следующий день Спаситель вошел в Иерусалим, где перед праздником ветхозаветной Пасхи собралось множество паломников, Его встречали как победителя. Книжники и первосвященники, искавшие малейшего повода, чтобы убить Исуса Христа, хотели умертвить и воскрешенного. Лазарь скрылся и впоследствии был первым епископом Кипра. Он прожил еще 30 лет. Тем самым литургическая традиция следует святоотеческой экзегезе, подчеркивающей неразрывную связь между чудом воскрешения праведного Лазаря, Входа Господня в Иерусалим и Страстями Господа.

Вход Господа в Иерусалим, его торжественную встречу описывают все четыре Евангелиста. Сама поездка на осле, согласно евангелистам, была осуществлением пророчества Захарии, которое цитируется у евангелистов Матфея и Иоанна, а у Марка подразумевается. Множество народа, узнавшего о великом чуде, встречали Спасителя: постилали на дорогу свою одежду, другие клали срезанные ветви. Сопутствующие и встречающие громко восклицали: «Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!»

Ослица и молодой осел, еще не ходивший под седлом, символизировали ветхозаветный Израиль и язычников, которые также уверовали во Христа. Евангелисты обращают внимание, что Иисус Христос, как Сын Давидов, въезжает в Иерусалим на молодом осле, как и Давид после победы над Голиафом. Поклонение, которое было воздано Богу при его въезде в Иерусалим говорит нам о том, что христианство – вера свободного выбора. Господь никого не заставляет верить в себя. Но события праздника показывают, что восторженная величием Бога человеческая душа сама ликует от радости встречи с ним и выходит к нему на поклонение.

Народ встречал Христа как победителя и триумфатора, но Господь шел в Иерусалим не для земной власти, не для того, чтобы освободить евреев от власти захватчиков-римлян, но шел на страдания и крестную смерть. С Вербного воскресенья начинается Страстная седмица. Пройдет всего несколько дней, и вновь соберется множество народа. Но на сей раз толпа будет кричать: «Распни, распни Его!»

В святоотеческом толковании Вход Господень в Иерусалим

истолковывается как важное событие евангельской истории; его значимость подчеркивают мученик Иустин Философ (II в.) и многие другие отцы Церкви. Праздник символизирует, с одной стороны, признание Иисуса Мессией (Христом), а с другой — прообраз входа Сына Человеческого в Рай. Святые отцы также объясняют это как торжественное прибытие Царя-Христа в тот город, где Ему предстояло принять добровольные Страсти и Крестную смерть. Связь со Страстями усматривается в событии входа Господня в Иерусалим многообразно — так, святитель Амвросий Медиоланский видит эту связь, в частности, в том, что Христос вступил в Иерусалим в день избрания агнца, которого, согласно иудейской традиции, надлежало заколоть на Пасху.

Преподобный Ефрем Сирин подчеркивает, что вход Господень в Иерусалим соотносится также и с Рождеством Христовым, обращая внимание на то, что Христос был положен Марией в ясли, так и вход Господень в Иерусалим происходит с участием осленка; как тогда имело особое значение свидетельство младенцев (Иоанна Предтечи во чреве матери и вифлеемских мучеников), так и при входе Господнем Христа приветствовали дети.

В России XVII века в этот день совершался красочный обряд «Шествия на осляти».  Он пришел на Русь из Византии, но до наших дней не сохранился. Особенным великолепием он отличался во времена патриарха Никона (1652–1658) и царя Алексея Михайловича. Шествие начиналось от Царской площади у Покровского (Василия Блаженного) собора, в котором патриарх и царь облачались в шитые золотом и жемчугами ризы. На Лобном месте происходила раздача ветвей вербы и даже настоящих пальмовых ветвей, привозившихся из Персии. Затем царь пешком вел лошадь (вместо осла), на которой сидел патриарх, за красный повод, в Кремль. Впереди же всех ехала повозка, везомая лошадьми в великолепных попонах, на которых стояли искусственные деревья с цветами и плодами. На ветвях их сидели несколько маленьких мальчиков, наряженных ангелами, и весело приветствующих пением «осанна». Впереди царя шли стольники, а окружали его бояре, окольничие и думные дворяне. Патриарх во время шествия осенял народ крестом. За ним шли церковные иерархи в богатейших облачениях. Церемония приближалась к Спасским воротам и в это время начинался общий звон, как в Кремле, так и по всем многочисленным московским церквам, и продолжался до вступления царя и патриарха в Успенский собор, после чего радостный благовест разносился на много верст вокруг.

До сих пор этот праздник в народе праздник широко известен и любим, неотъемлемым его атрибутом является ветвь вербы, с которой православные идут в храм и освящают. В домах ветви устанавливают в красном углу, рядом с иконами и хранят целый год, подобно палестинской пальмовой ветви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *