Память святых царственных страстотерпцев

17 июля святая Церковь празднует день памяти Святых Царственных Страстотерпцев — императора Николая и его семьи — императрицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии, Анастасии.

Царская семья, находясь на вершине почета, богатства и славы, смогла построить свой дом на Истинном Камне – Христе, и когда «пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры» (Матф.7:25), то устоял их дом, и вознесся, и был установлен Богом на высоком подсвечнике – «и светит всем в доме» (Матф.5:15).

2 марта 1917 года представители Государственной Думы и предатели из высшего военного командования вынудили Николая II отречься от престола. Отрекаясь от Царской власти, Государь надеялся, что желавшие его удаления сумеют довести войну до победного конца и не погубят Россию. Он боялся, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови. Государь, приняв, как ему казалось, единственно правильное решение, тем не менее переживал тяжелые душевные мучения.

«Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину», – говорил Государь. Духовные мотивы, по которым последний Российский Государь, не желавший проливать кровь подданных, отрекся от престола во имя внутреннего мира в России, придают его поступку подлинно нравственный характер.

В ночь с 16 на 17 июля им было сказано, что в городе неспокойно и поэтому необходимо перейти в безопасное место. Минут через сорок, когда все оделись и собрались, Юровский вместе с узниками спустился на первый этаж и привел их в полуподвальную комнату с одним зарешеченным окном. Все внешне были спокойны.

Государь нес на руках Алексея Николаевича, у остальных в руках были подушки и другие мелкие вещи. По просьбе Государыни в комнату принесли два стула, на них положили подушки, принесенные Великими княжнами и Анной Демидовой. На стульях разместились Государыня и Алексей Николаевич. Государь стоял в центре рядом с Наследником. Остальные члены семьи и слуги разместились в разных частях комнаты и приготовились долго ждать — они уже привыкли к ночным тревогам и разного рода перемещениям.

Между тем в соседней комнате уже столпились вооруженные, ожидавшие сигнала убийцы. В этот момент Юровский подошел к Государю совсем близко и сказал: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей». Эта фраза явилась настолько неожиданной для Царя, что он обернулся в сторону семьи, протянув к ним руки, затем, как бы желая переспросить, обратился к коменданту, сказав: «Что? Что?» Государыня и Ольга Николаевна хотели перекреститься. Но в этот момент Юровский выстрелил в Государя из револьвера почти в упор несколько раз, и он сразу же упал. Почти одновременно начали стрелять все остальные — каждый заранее знал свою жертву.

Уже лежащих на полу добивали выстрелами и ударами штыков. Картина была ужасна: одиннадцать тел лежало на полу в потоках крови. Убедившись, что их жертвы мертвы, убийцы стали снимать с них драгоценности.

Затем убитых вынесли на двор, где уже стоял наготове грузовик — шум его мотора должен был заглушить выстрелы в подвале. Еще до восхода солнца тела вывезли в лес в окрестности деревни Коптяки. В течение трех дней убийцы пытались скрыть свое злодеяние…

Величие царской семьи проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти».

В ужасной гибели государя, его супруги, детей и самых близких и преданных им людей очень много символичного. В частности, первый Романов — Михаил Федорович — был призван на царство в стенах Ипатьевского монастыря в Костроме, а последний русский государь был убит в Ипатьевском доме в Екатеринбурге. Само же кровавое преступление свершилось в день, когда Церковь поминает вероломное убийство Андрея Боголюбского — того, кто мог бы стать первым русским государем (но не стал по причине «трусости, подлости и измены») за восемь веков до правления Николая Александровича, что лишний раз показывает, что в творимой Божиим промыслом русской истории ничего не происходит просто так.

Одна мысль о “Память святых царственных страстотерпцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *